David Arius (david_arius) wrote,
David Arius
david_arius

Почему сражается Асад

Soldier

Волна терактов прокатилась по Дамаску. Ночью бандиты попытались захватить один из блокпостов в столице Сирии, но были отброшены. И снова СМИ заголосили о «боях в Дамаске». Какова реальная обстановка в Дамаске и Сирии в целом? На эти и другие вопросы в эксклюзивном интервью «Сегодня.ру» из Дамаска отвечает политолог информационного агентства «Анна-Ньюс» Дмитрий Ершов.

- Теракты 21 февраля стали ответом на предложения Сирии и России о переговорах. Не случайно, взрыв, унесший наибольшее число жизней мирных жителей, произошел поблизости от российского посольства. Похоже, что дипмиссия РФ и была главной мишенью террористов. Иными словами, это акт мести Дамаску и Москве, которая жестко пресекает любые попытки широкомасштабного военного вмешательства в сирийский конфликт извне и продолжает последовательную линию по поддержке законной власти в Сирии. Разумеется, террористический интернационал получил команду дестабилизировать обстановку в Дамаске и бросился ее выполнять. А команда поступила из Катара…

Но вопреки всему, ситуация в столице Сирии спокойная и контролируемая. Самый главный показатель – огромное число людей на улицах города. В самом городе боев нет, как бы там не врали мировые СМИ. Нет боев в центре на площади Аббасидов, как об этом заявляли некоторые авторитетные западные издания. Был кратковременный обстрел, огневые точки террористов подавлены. Не захвачены никакие блокпосты. Город живет нормальной, размеренной жизнью. В Дамаске паники тоже нет. Много машин и людей.



…Что касается предпосылок этих событий, то крупные группировки террористов, блокированы в пригородах Дамаска. В частности, в Думе и Дарайе, где уже несколько месяцев идет глобальная зачистка. В еще одном пригороде – Харасте банда террористов практически уничтожена, как и в ряде других мест. Ситуация для боевиков критическая. У них закончилось продовольствие, боеприпасы, снабжать их уже никто не может, потому что все эти населенные пункты уже полностью блокированы. И вот эти, скажет так, действия, якобы от атаки на Дамаск, на самом деле являются отчаянной попыткой террористов вырваться из окружения и уйти хотя бы куда-либо от логичного уничтожения их сирийской армией.

Стоит отметить, что у террористов есть тяжелая артиллерия. Например, со стадиона Думы регулярно обстреливаются дома жилых кварталов, находящихся рядом, и госпиталь, который там расположен. Мы были на этих объектах, видели, как гаубичный снаряд фактически разнес квартиру врача. При этом жена врача находилась в это время в квартире с двумя маленькими детьми. Ее спасло только чудо... Террористы принялись нападать на мирное население в расчете вызвать панику и страх.

Из этой же серии и регулярные информационные вбросы о том, что якобы в Дамаске идут серьезные бои, что сирийские власти уже не могут противостоять повстанцам. А на самом деле «повстанцы», которые являются террористами, сами попали в котел, их систематически уничтожают. Скоро их дни закончатся, им приходит конец. На днях поступила информация о том, что еще около 700 террористов «Фронта аль-Нусра» покинули Сирию, направившись в Мали.


- Еще в декабре прошлого года прошли сообщения об успехах сирийских войск в Дарайеи уничтожении множества террористов. Но ожесточенные бои продолжаются…

- В Дарайя бои идут несколько месяцев. Крупная группировка боевиков – ваххабитов, собранных со всего мира, вошла туда в конце ноября – в начале декабря, когда они объявили о т.н. операции «Вулкан в Дамаске». Но случился вулкан в Дарайе – по бандформированиям нанесены успешные удары, город зачищается.

Затянувшиеся сроки связаны с тем, что солдаты сирийской армии старались хоть как-то сохранить этот город и имущество жителей, которые вынуждены бежать оттуда. Идет медленное систематическое продвижение. Каждый день освобождается 100-150 метров. Сирийской армии мешают снайперы-смертники, которых террористы оставляют в домах. Снабжение бандгрупп в Дарайе идет через подземные тоннели – мы тоже сняли про это хороший фильм. Эти тоннели обнаруживают сирийские военные, и, разумеется, уничтожают.


- Какая протяженность этих тоннелей?

- Некоторые тоннели протяженностью до 5-ти км, по ним идет поставка медикаментов, боеприпасов, оружия и пополнение окруженным в Дарайя террористам. Это единственный способ их снабжения, потому что город блокирована со всех сторон, также как и Дума.

Я сам лично уже нахожусь в Сирии достаточно протяженное время и когда мы только приезжали в декабре на позицию в Дарайя – бои шли на подступах к городу, прямо у знака «Добро пожаловать в Дарайя». Сейчас бои идут уже в центре города и у террористов остались под контролем несколько кварталов. Была освобождена недавно мечеть Сукейна, которую удерживали террористы. Они разместили на минаретах, на куполе мечети снайперов.


- В этих местах был ранен писатель Сергей Бережной?

- Да, снайпером был ранен наш коллега, уважаемый судья из Белгородской области писатель Сергей Бережной. Сейчас эта мечеть освобождена, но рядом по периметру идут бои.

Не стоит забывать, что у террористов есть и крупнокалиберные пулеметы, на которые они вешают оптику. Такое ноу-хау позволяет вести прицельный огонь на дальность до 4-х км, поэтому командование действуют осторожно, бережет живую силу, технику и сам город...


- Что собой представляют силы террористов?

- Сирии противостоят разнородные силы. Основной костяк составляют иностранные наемники – профессиональные моджахеды из Афганистана, Пакистана, Ливии, которые воюют за деньги. Есть иностранные наемники, иностранный спецназ. Задержали в прошлом году французских военных – это общеизвестная история. В боях убиты турецкие военные, в Дарайе засветился элитный британский спецназ. Но основной костяк составляют именно наемники из стран Аравийского полуострова, Персидского залива – саудиты, катарцы. Они занимают, как правило, руководящие посты в этой бандитской иерархии.

Само разделение идет на два лагеря. Первый лагерь – радикальные исламисты, которые получают указания, финансовую и военную подпитку получают из Катара и Саудовской Аравии. Это т.н. салафитско-ваххабитское течение воюет за идею радикального ислама. Воюют они весьма жестоко, в плен практически не сдаются. Мы видели трупы убитых саудитов. Их можно отличить по окрашенной хной бороде, и флагам «Аль-Каиды» и подразделения ее сирийского отделения – «Фронта Аль-Нусра». Это наиболее отмороженные силы, которые противостоят сирийскому режиму. То, что они здесь творят, беспределом можно назвать лишь очень мягко, потому что это в реальности все намного хуже.

Есть еще т.н. умеренные – это тоже обычные бандиты, по сути дела, что составляют «Свободную сирийскую армию» (ССА). Сейчас в Алеппо сложилась ситуация, когда радикалы-исламисты и ССА друг с другом фактически воюют. Видимо, награбленное делят. Эти силы друг с другом не дружат. Еще есть куча мелких террористических подразделений, которые занимаются банальным грабежом, захватом заложников за выкуп и мелкими диверсиями. Это местный уголовный сирийский элемент.

В рядах радикальных исламистов есть часть сирийских граждан, которые обманным путем или по собственному недоразумению вступили в эти ряды. Это приверженцы идей салафизма и ваххабизма взяли в руки оружие и рушат собственную страну. Как их назвать? Хорошим словом не получается.

Если подробно останавливаться на ССА, то структура ее разобщенная. Как не пытались объединить ее в Дохе, как не пытались это сделать турки – не получается: слишком много разных отрядов, которые себя называют ССА, но на самом деле не подчиняются никому, кроме своих руководителей. То же самое с «Фронтом Аль-Нусра» и радикальными исламистскими группировками, что поделены на эмиров. Каждый эмир руководит своей бандгруппой. Между собой они сообщаются и общаются, но единое командование очень не любят.

Политическая структура этих отморозков представлена недавно образованным в Дохе (столица Катара) т.н. национальным коалиционным правительством на основе Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил (НКОРС), которую возглавляет Ахмед Муаз Аль-Хатыб.
Этот Аль-Хатыб в свое время был имамом мечети в Дамаске, потом за определенные финансовые блага переметнулся на ту сторону. Реального влияния на ситуацию в Сирии он не имеет, но используется как марионетка во всех этих сложных играх.

Еще стоит учесть момент роли иностранного государства в этом конфликте. Например, в Алеппо разрозненным террористам помощь оказывает Турция, но оказывает ее не безвозмездно. Во-первых, у турок – свои геополитические идеи, которые тоже здравыми назвать сложно. За это вина лежит непосредственно на премьер-министре Турции Реджепе Эрдогане, который пошел на поводу у Запада и втянул свою страну в конфликт, который ему абсолютно был не нужен. Турции выгодна во всех отношениях стабильная Сирия, но Эрдоган оказывает максимальную поддержку именно тем силам, которые ситуацию дестабилизируют. Взамен от этих радикальных группировок турки вывозят с территории Сирии оборудования фабрик. Больше тысячи фабрик разграблены в Алеппо за эти месяцы противостояния! Это фактор экономической агрессии, настоящего террора.

Еще один момент – серьезный обман беженцев. Опасаясь за свою жизнь, сотни тысяч жителей Сирии покинули страну, попавшись на обманчивое предложение со стороны Турции и Катара. Они переселились в Иорданию, где им обещали построить дома, создать инфраструктуру. Сейчас они живут в палатках, мокнут под дождем. Соответственно, никаких домов им не построено. Их банально обманули. Они там нищенствуют, и, кстати, им не дают вернуться на родину.

Аналогичная ситуация в лагерях беженцев в Турции. Эти лагеря служат отличной подпиткой для радикальных групп, потому что отчаявшиеся люди часто не видят никакого способа покормить семью, найти как-то средства для проживания – и идут за какие-то смешные деньги, можно сказать за копейки ($100-200) в отряды либо ССА, либо радикальных исламистов. Прямо там, на территории Турции эти несчастные люди учатся стрелять из автоматов Калашникова советского либо китайского производства со складов Саудовской Аравии, которая закупила их до этого у стран Восточной Европы и через посредников в Китае. Они вооружаются и идут, как пушечное мясо, воевать с Сирией, где, разумеется, в случае боестолкновений их кладут, не жалея.

Абсолютное большинство бандформирований занимается банальным грабежом, вымогательством и прочими совсем неблаговидными поступками.


- Как связаны события в Сирии с Ливией?

- Начнем с Ливии. У Каддафи практически не было армии, а была 32-я бригада Хамиса Каддафи, старые ВВС, был на приколе какой-то декоративный флот.

Мятеж в Бенгази развязали извне силами радикальных исламистов, отпущенных, между прочим, за несколько недель до этого из тюрьмы ЦРУ Гуантанамо на Кубе, что показывает наглядно, откуда уши растут. Хлынули наемники из Египта, Туниса, где были открытые границы вследствие недавних переворотов «арабской весны» за месяц до ливийских событий.

Каддафи в конце февраля – начале марта 2011 года реально переломил ситуацию, даже несмотря на то, что армии у него, по сути, и не было. 32-я бригада подошла к Бенгази, мятеж провалился, если бы не вмешательство блока НАТО, не бомбардировки Ливии под предлогом якобы защиты воздушного пространства.

Какое может быть воздушное пространство, когда бомбили все и вся, включая дворцы Каддафи? В мае погибли его внуки и сын. После того, как Каддафи фактически сумел подавить мятеж, началась иностранная агрессия против Ливии, и у нее не было шансов, потому что страна оказалась в полной изоляции. Руководство Алжира струсило и не оказало сколько-либо существенную поддержку правительству.

Ливия погрузилась в хаос, силы ополченцев просто смяли: бронетехнику уничтожили с воздуха, а дальше дело довершил иностранный спецназ из Катара, Великобритании. Именно они устроили штурм Триполи в конце августа 2011 года. И Каддафи закончил так, как закончил.

Параллельно с этой ситуацией проводить нужно обязательно, потому что после того, как пала Ливия, она распалась на отдельные куски. Там сейчас нет единого правительства. Тому, что сидит в Триполи, например, Киренаика не подчиняется. В Фицане – вообще радикальные исламисты, отсюда все проблемы в Мали и юге Алжира.

В Ливии существуют лагеря подготовки боевиков, которые идут в Сирию (это основной поток) и …на наш Северный Кавказ. Есть информация из определенных структур, что в этих лагерях преподают даже азы русского языка. Несложно догадаться, зачем это делается.

Повторюсь, что самой Ливии, как государства, сейчас нет. Стоит отметить, что если такое же случится, не дай Бог, здесь, то Сирия тоже прекратит свое существование как единое государство и превратится в Ливию. Я уверен, что сирийский народ, по крайней мере, здравомыслящая его часть, сирийская армия, которая есть, была и будет, и которая одна из самых выдающихся армий на Ближнем Востоке, это понимает.

У Башара Асада есть армия, состоящая из солдат, которые любят свою страну и готовы умереть за нее. Я читал это в глазах тех солдат, с которыми приходилось общаться. Практически каждый из них готов воевать до конца и не сомневается в этом. Это реальные герои, которые отдать жизнь за родину, за близких, за други своя. Это патриоты. Их, думаю, не сломить, их можно только убить, но слишком много придется убивать.

Нет сейчас так называемого «закрытого неба» над территорией Сирии, как бы это не пытались продавить через Совбез ООН и иные структуры заклятые «друзья Сирии» и страны Персидского залива. Поэтому в Сирии оказалось намного сложнее реализовать план по дестабилизации Ближнего Востока.
Сейчас фактически этот проект уже свернут, и ваххабитско-салафитский интернационал, бандиты из ССА забуксовал. Хотя деньги на уничтожение Сирии были выделены огромные – больше $100 млрд.

К сожалению, убытки Сирии от этой войны тоже огромны. Страна потеряла за эти 1,5 года конфликта инфраструктуры где-то на $300 млрд., плюс еще $48 млрд. – чисто потери сирийского бюджета за счет санкций, за запрет экспорта сирийской нефти. Ведь 95% сирийской нефти шло именно в Евросоюз.

Западу, Персидскому заливу нужна дестабилизированная Сирия, где они могут просто покупать, как они делают это сейчас в Ливии, местных князьков и использовать их в своих интересах.


- Не менее серьезная потеря – это то, что часть населения Сирии оказалась в плену идей радикального ислама. Все мы видим кадры, как выходят люди, выводят своих детей малолетних и говорят о том, что будут резать, убивать и т.д. Страшные кадры для страны, где издревле уживались представители традиционно разных конфессий.
Еще здесь все говорят о чеченском факторе. Все-таки присутствуют боевики с Северного Кавказа. А чем еще связана обстановка Сирии с Россией?


- Я видел жуткие кадры, когда стоял 7-летний ребенок с повязкой «Аль-Каида» на голове и говорил именно про резать, убивать. Такие кадры у любого нормального человека, где бы он не был – в Дамаске, в Москве, в Париже – не вызовут положительных чувств. Положительные чувства эти кадры могут вызывать только у отморозков. Отморозков у нас пока еще мало. Поэтому эти видео не красят этих уродов, которые это делают, и просто открывают всему миру глаза. Эти самые уроды, которые сами занимаются такими вещами, выкладывая в сеть такие ролики, позволяют нормальным адекватным людям открыть глаза на их же сущность.

Что касается связей событий в Сирии, Ливии и в России, то начнем, пожалуй, с первого момента. Если внимательно посмотреть на устройство Сирии – как политическое, так и экономическое, то оно в чем-то похожа она на Россию. Наша страна тоже многоконфессиональная. В нашей стране тоже есть межнациональные и межконфессиональные проблемы. Особенно остро это ощущается в республиках Северного Кавказа, в Татарстане, Башкортостане, сейчас, к сожалению, кое-где даже в Сибири, Якутии.

Если проанализировать события в Сирии, то очень нехорошие параллели можно проводить с Россией. Налицо та же активизация салафитско-ваххабитского проекта в этих указанных мною республиках. Это тот же рост национальных радикальных идей правого толка среди уже русскоязычных граждан, как ответ на угрозу. То есть, и в России пытаются просто стравить население, как это сделали в Сирии, и к чему это привело. Засылают эмиссаров, пытаются подчинить себе мечети и сделать из нормального светского ислама – ислам пропагандистский, салафитско-ваххабитский. И спонсоры абсолютно те же – Саудовская Аравия и Катар. Чем они занимались в Сирии, тем они занимаются и у нас в России.

Так, например, один из наиболее авторитетных шейхов салафистско-ваххабитского направления ислама Юсуф аль-Кардави прямо высказался насчет России «Москва, сейчас является врагом Ислама и мусульман номер один, потому что она противостоит сирийскому народу. Более тридцати тысяч сирийцев было убито. Каким оружием? Российским оружием!». Но когда армия Саудовской Аравии, например, американским оружием уничтожает мирных протестующих бахрейцев (граждан другой страны!), то шейх Кардави молчит. Но про российское, а на самом деле еще советское оружие, которым сирийская армия уничтожает террористов, Кардави заикнулся. С чего бы это? Не предвзят ли данный господин в своих очень уж громогласных оценках?

Что касается российской помощи Сирии, то в дипломатическом плане она весьма высока. Мы вместе с Китаем наложили вето на резолюцию в Совете безопасности ООН, которая там предусматривала для Сирии катастрофические последствия. Мы оказываем экономическую помощь. Может быть она, действительно, недостаточная, но стоит понимать, что Сирия – это последний барьер на пути к дестабилизации в России и Иране, в частности. Если, не дай Бог, тут случится что-то нехорошее, например, будет внешняя агрессия, то следующими будем мы. Абсолютно ясно, куда и к чему это все ведет.


Беседовал Юрий Котенок

Опубликовано на "Segodnia.ru".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments