David Arius (david_arius) wrote,
David Arius
david_arius

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Путь грешника или как Варфаломеевич говорил с влагалищем!


Сразу уведомлю народ: писал этот текст не я, а ныне покойный сотрудник, по слухам, принадлежащего пока ещё действующему Губернатору Псковской области Михаилу Варфоломеевичу Кузнецову информационного агентства "Псковская Лента Новостей" Михаил Ермоленко. Пусть земля ему будет пухом!!!

Очнулся он поздним сентябрьским вечером. От абнестических кошмаров и эфедрина голова разламывалась на четыре равнозначные половинки. Во рту отчаянно сквозило вчерашней блевотиной и как то надрывно ссадило в паху. Постель была мокрой от пота и каких то незнакомых выделений. Перед собой он увидел чей то усатый полуоткрытый рот. - Это что подумал он ? Это кто? Аккуратно приподнявшись на падегрических лопатках он отодвинул забрызганное покрывало и увидел Бэллу Израилевну. - Ну еее-бб твою ма-ать!- простонал он и откинулся на подушку.
Бэлла Израилевна была его домоправительницей лет ста пятидесяти от роду с лихими казацкими усами и такой громадной пазухой, что не родись она еще во времена хана Хотлубея он бы подумал что они у нее силиконовые. Неожиданно Бэлла Израилевна тихо пукнула и придвинулась к нему всем своим дебилообразным телом. -Ну бл-яяя !- подумал он и отдвинулся к краю кровати. В принципе еврейки его всегда вдохновляли. Но не сейчас. С трудом освободившись от тяжелого одеяла, крадучись, он обогнул туловище Бэллы Израилевны по периметру и нащупав на полу чьи-то тапочки поплелся в санузел. В санузле он вздрогнул еще один раз. Прямо пред ним, в огромной позолоченной раме аля- бордюр перед ним стояло дико-взлахмаченное существо неопределенного пола, национальности и возраста.
Существо смотрело из под лобья. - Ну здравствуй, Михаил Варфаломеевич, - тихо произнес он. Гомунклус как то неожиданно вздрогнул, скорчил на морде фигу и нахально подмигнул. - Отходняк,- константировал Михаил и плюнул на пол сиренево-зеленым сгустком сальной мокроты. Нужно было немедленно приводить себя в порядок. Иначе абзац. Иначе можно прос-ать стрелку в "Русьоблпотребсоюзе". А там мерзавец Пашка Кривотыкин со своими амбициями. И киргизы эти, недоделанные с солеными огурцами. - Ну бля, не понимаю, нахрена им столько соленых огурцов?!, - подумал Миша и засунул правую руку под умывальник. - Миш-уунь, ты гд-ее?- донесся из комнаты сиплый бас Бэллы Израилевны. - Пошла ты…,-пробурчал Варфаломеевич и достал из под умывальника аккуратную никелированную коробочку. В коробочке оказался шприц, ампула с промидолм и моток медицинского жгута. Привычным движением Миша перетянул вену левой руки, постучал по коже костяшками и не найдя искомого развязал резинку и открыл рот. -Докололся падла, вен не найти,- мелькнуло у него в голове, прежде чем узкое жало Панкийского дракона пронзило подъязычную вену и мягкий столб теплого кайфа охватил его ноги, затем неторопливо поднялся по позвоночнику и ласково обнял затылок, макушку и виски. - Д-ааа…, - выдохнул Варфаломеевич и сполз по стене на кафельный пол туалета. Мир стал понятен и прост. Пространство выстроилось в определенной последовательности и во вселенной наступил порядок и покой. Перед глазами, как обычно, поплыла вся бестолковая и жизнь, наполненная случайностями, страхом и болью. Какие-то лица, фигуры, жесты, слова, вкусовые и цветовые оттенки, запахи. - А зачем это мы Гуся тогда замочили? - вдруг вспомнил Варфаломеевич, - он же не брал бабок! Это же Колян с Башкиром! А мы еще потом водку пили за упокой души Коляненской. А за что Могилу опустили на бабло, а банк я закосил за что? А мобильник я на х-я в "Голодной утке" спиз-ил? Вот лох - то, а? А Женю я опустил за чем? Пацан то его причем? Во бля-яя! А жена его, а? А Керлю Передельского в голову? А? В самый висок, под чубчик! Я же человек! Я!Я!Я!Я! Я же чувствую все и понимаю! Я передовая планетарного сознания! Я ваш сон, а вы мой! Понимаете? Понимаете, сс - уки позорные! Или никак не прет? Или чтоб поперло эфидрина вам мало? Может винтяру нужно? А ?А где же честь то, честь то где? Живем бля, как собаки, как твари позорные. И подохнем как твари. Выблядки буржуйские. Что же это я всю жизнь только кого то мочу и опускаю. Мочу и опускаю. Что я вообще такое ? А ? Вот бля-яя! Вафоламеич сплюнул опять на пол и пополз в комнату, к Бэлле. Еврейки резко отличаются от русских женщин. Обычно об этом, мало кто знает. Это метафизическая тайна. Возможно именно поэтому евреи стали богоизбранным народом. Варфаломеевич подполз к кровати где лежала Бэлла Израилевна и откинул одеяло. И тут он понял ! Она не была красавицей, но у нее была такая нежная кожа, что такой кожи не встретить у русской женщины. Однако я не говорю о разнице кож. Речь идет о другой разнице. О ней знает только элита. Варфоламеевич все понял. У евреек в отличии, во всяком случае, от русских женщин есть одна замечательная особенность. У них говорящее влагалище. То есть оно не само по себе разговаривает, но его можно заставить говорить, как кошку, засовывая ей пальцы в пасть. Ну вот. Оно может даже петь, конечно что нибудь несложное, какую-нибудь музыкальную фразу из "Подмосковных вечеров". Но это все равно удивительно. Русские девушки куда более прагматичны и молчаливы. Они не проронят ни звука. Они объясняются только ртом. А тут такая особенность. Бэлла не спала. Раскинув ноги она смотрела с улыбкой на Варфаломеевича и с улыбкой докуривала какой-то отвратительно-черный бычок. Варфоламеевич подполз еще ближе и заглянул ТУДА ! Оно не только разговаривало. Оно отвечало на вопросы. Бэлла затушила бычок о край стеклянной тумбочки и сказала: - Хочешь, спроси что нибудь. Она ответит. Варфаломеич не понял и переспросил. Бэлла Израилевна засмеялась: - Спрашивайте - отвечаем. Для начала Варфаломеевич задал совсем простой вопрос: - Сейчас что: зима или лето ? Она ответила безошибочно. Холодная промозглая осень. Варфоламеич спросил: - Как тебя зовут? Это напоминало отчасти спиритизм. Она ответила с нескрываемым бесстыдством. Вдали раздался хохоток Бэллы Израилевны. И тогда Варфоламеевич набрался храбрости и спросил о том, о чем давно уже собирался спросить. Долгие годы. Он спросил: - Есть ли Бог ? Она ответила: - Есть. - Это правда? - дрогнувшим голосом спросил он, прильнув щекой. - Правда, - раздался бесстрастный ответ. Кант был просрамлен. Варфаломеич хотел блевать. Это был голос природы и вечной женственности. Совершенно автономный голос. Варфаломеич не скрывал слез. Пристав на локте Бэлла Израилевна с удивлением рассматривала его. - Ну и вопросики ! - фыркнула Бэлла Израилевна, - Ну и вопросики! Она выглядела разочарованной. Варфаломеич со вздохом опустился на пол и мир раскололся пополам. - Отходняк, - понял Варфаломеевич, - Завтра пойду и сдам мандат (Губернатора). П-дец ! ээ

Взято ТУТ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments